• Сибирская Ассоциация

Типы детско-родительских отношений в семьях с глухими родителями и слышащими детьми

Типы детско-родительских отношений в семьях с глухими родителями и слышащими детьми. Ясин М., Комарова А.А. // Развитие личности. 2019. № 3. С. 103-113.


Комарова Анна Анатольевна,

доцент факультета английского языка, кафедры стилистики английского языка, Московского государственного лингвистического университета; директор Научно-методического центра социально-педагогических проблем образования глухих и жестового языка им. Г. Л. Зайцевой, Москва.

annakomarova@yandex.ru


Ясин Мирослав Иванович,

кандидат социологических наук, доцент кафедры психологии Российского экономического Университета имени Г.В. Плеханова, г. Москва.

nadsaw@yandex.ru


Аннотация. В семьях с глухими родителями и слышащими детьми существует специфика воспитания и социализации. По результатам интервью, нами было выделено четыре типы детско-родительских отношений в таких семьях: нормальные отношения, доминирование старшей семьи, дети стесняются родителей, дети выполняют обязанности взрослых. Ключевыми в понимании проблем социализации оказываются: практики использования жестового языка и неравное положение глухих взрослых в мире слышащих.


Ключевые слова: глухие, нарушения слуха, детско-родительские отношения, семейные отношения, социализация, воспитание, Кода


В современной психологии довольное большое количество научных трудов посвящено типологизации семей по различным психосоциальным критериям, также хорошо разработана тематика нарушений в семейном воспитании. Но работ о семьях, включающих людей с нарушениями слуха, практически единицы. Вопросы развития и образования детей с нарушениями слуха в семьях слышащих и глухих родителей вызывает интерес исследователей и освещается в научной литературе [4], но нам не удалось обнаружить отечественных работ, посвященных детско-родительским отношениям в семьях с глухими родителями и слышащими детьми.

Однако тема актуальна, так как в России, по оценкам экспертов, около 90 тысяч глухих, что составляет 112 человек на каждые 100 тысяч жителей [2]. Согласно статистике, 90% глухих родителей имеют слышащих детей [10].

Очень многие специфические проблемы глухих упираются в один ключевой фактор – практики использования жестового языка. Это и проблемы равного доступа к информации, в том числе к образованию [10], и вопросы социальной дискриминации [15], теперь в этот список можно добавить тему семейных отношений.

Язык и общение являются основными средствами социализации, воспитания, образования. Когда языковая связь между родителями и детьми нарушается, и отношения, и воспитательный процесс редуцируются, что было показано в работе А.Ю. Хохловой [4]. Но есть и еще одна грань проблемы – воспитание страдает, если родитель не имеет полноценного доступа к информации и социальным сервисам. Например, глухие родители испытывают недостаток обратной связи от школьных педагогов и процессе школьного обучения [14, C. 230].

Значение жестового языка в воспитании и обучении ребенка было показано Г.Л. Зайцевой, Т.П. Давиденко, А.А. Комаровой, В.В. Ежовой, В.А. Паленым, Н.А. Чаушьян и др. [1].

Существует мировая тенденция рассматривать глухоту не как медицинское нарушение, но скорее, как культурное и лингвистическое меньшинство [14, С. 224], особую группу с некоторой спецификой коммуникации и социального уклада жизни. Причем, общность этой группы определяется использованием родного языка глухих – жестового языка. Это расширенная группа – в нее включены также слышащие, владеющие жестовым языком на хорошем уровне и понимающие культуру глухих [11, C. 27].

Особую группу слышащих в мире глухих представляют собой слышащие дети глухих родителей, так называемые Кода (от англ. CODA - child of deaf adults, или KODA - kids of deaf adults). Они объединились в сообщества для решения общих проблем и в 1983 в США заявили себя как некоммерческая организация. Кода в процессе взросления оказываются в промежуточном положении между миром глухих и миром слышащих, часто являются посредниками между двумя социальными общностями. Большая часть Кода – билингвы, владеющие и устной и жестовой речью, поэтому они часто становятся профессиональными или неформальными переводчиками жестового языка. Специфика положения Кода накладывает определенный отпечаток на протекание социализации слышащего ребенка, воспитывающегося в семье с глухими родителями.

Постановка проблемы и методы исследования

Данная работа посвященных отношениям и особенностям воспитания в семьях с глухими родителями и слышащими детьми.

В качестве критериев «нормальных» детско-родительских отношений исследователи выделяют: принятие, сотрудничество и последовательность в воспитании [3]. Мы полагаем, под «нормальными» семейными отношениями следует понимать такие, при которых складываются отношения и практики, обеспечивающие благоприятный эмоциональный климат, основанный на любви и взаимопонимании, и условия для нормального развития ребенка.

Для реализации поставленной цели нами был использован метод интервьюирования и анализа полученных нарративов, который позволяет структурировать новое проблемное поле и, одновременно, реализовать принципы контекстуальной чувствительности и понимания субъективных переживаний респондентов.

Нами было проанализировано 30 полноформатных рассказов (от 30 минут до 1,5 часов продолжительностью) взрослых респондентов, выросших в семьях с глухими родителями. Материал был дополнен данными, полученными в результате бесед в свободной форме, спонтанно возникающих диалогов о семенных взаимоотношениях как со слышащим взрослыми, детьми глухих родителей, так и с глухими родителями слышавших детей, материалы собраны в 2015-2017 годах.

В ходе анализа нами было выделено 10 типичных тем, отражающих модели семейных взаимоотношений. Некоторые из этих моделей отличаются лишь нюансами. Затем они были объединены в 4 базовых типа взаимоотношений.


Полученные результаты и их обсуждение

Тема детско-родительских отношений для наших респондентов является очень личной. Респонденты из числа родителей чаще всего говорят об отношениях с детьми в позитиве или призывают с пониманием относится к невниманию взрослых детей. Типичные высказывания: «у меня все отлично, никаких проблем», «нормально, они же слышащие, у них своя жизнь», «помогают», «им самим трудно».

Ответы респондентов-Кода, в соответствии с эмоциональной оценкой своих отношений с родителями, можно разделить на три группы: а) позитивно оценивающих отношения («все отлично», «никаких проблем»); б) оценивающих их амбивалентно («ну, бывает, они же глухие», «ну ты должна понимать, своя специфика»); в) жалующихся на родителей («капризные, подозрительные, привыкли, что за них все делаю»).

Если в ответах родителей преобладает позитивные и сдержано-позитивные оценки, то в отношении детей к родителям мы видим явную дифференциацию, которая указывает на наличие проблем в детско-родительских отношениях среди Кода.

По результатам основной части интервью, нами были выделены следующие четыре базовых типа отношений: 1. «Нормальная семья»; 2. «Доминирующие бабушка и дедушка»; 3. «Дети стесняются родителей»; 4. «Дети как взрослые».

1. Тип «Нормальная семья»

В данном типе мы объединили две тематики нарративов:

а) Нарративы, описывавшие совершенно нормальные семейные отношения. Функции членов семьи соответствуют социально-принятым ролям, взаимоотношения строятся на основе понимания и взаимного доверия, эмоциональный климат в семье позитивный, были условия для нормального развития ребенка.

б) Повествования, в целом описывающие нормальные семейные отношения, однако часто звучит тема защиты детьми их родителей перед социумом. Дети любят своих родителей, они готовы защищать их и им приходится это делать.

Обедняющий фактор: внутри семейных отношений не выявлено отклонений.

В случае, когда детям приходится защищать своих родителей перед внешним миром, причина этого явления корениться не в нарушенных семейных отношениях, но в социуме. Дети сталкиваются с предвзятым отношением к глухим, заблуждениями, пренебрежением. Например, мы получили такие признания: «спрашивают: “Машину водит? Он же глухой, ему разве можно?”, приходится объяснять…» (R8), «узнают, что [родители] глухие и сразу спрашивают: “а бабушка-дедушка у тебя нормальные?”» (R5). Подобное давление требует от ребенка немалых сил, терпения и находчивости. При благоприятном исходе детско-родительские отношения остаются неизменными, но такая психологическая нагрузка может привести и к формированию типа «Дети стесняются родителей».

О негативных стереотипах в отношении глухих и дискриминации существует обширная англоязычная литература [10, 12, 13, 15], практику защиты ребенком родителей от комментирования другими была отмечена также рядом исследователей [8, C.491]. Здесь необходима работа, прежде всего, с социумом информированию о жизни глухих и повышению толерантного отношения, однако ребенку может потребоваться и помощь психолога. Опять же, это предъявляет особые требования к психологу, а информации по вопросам жизни глухих у нас в стране крайне недостаточно.

2. Тип «Доминирующие бабушка и дедушка»

В данный типе мы объединили две модели семейных отношений:

а) Доминирующие, властные слышащие бабушка и дедушка. При этом стиле отношений старшая семья не доверяет глухим родителям воспитание, считая себя более компетентными. Часто в таких семьях наблюдается пренебрежительное отношение к жестовому языку. Некоторые глухие родители находятся под воздействием социального стереотипа о вреде жестового языка и сами испытывают комплексы при воспитании слышащего ребенка.

б) Доминирующие, любящие слышащие бабушка и дедушка.

Обедняющий фактор: приоритет в воспитании старается приобрести старшая семья.

Степень и характер вмешательства может быть различной, от внутрисемейных споров о методах воспитания до попыток максимально изолировать ребенка от родителей. Примеры «Меня забрала на воспитание бабушка, я ведь слышащая. Родители иногда приходили. Да, общались через бабушку. Она маме дактилировала.» (R10), «Бабушка с дедушкой часто отмахивались от родителей, говорили, “мы все сами”» (R12).

Среди семей без нарушений слуха проблема излишнего вмешательства старшей семьи также существует, она не является уникальной для семей с глухими родителями. Однако глухим родителям в семье гораздо сложнее оказывается отстаивать свои права на воспитание ребенка. Одним из ключевых аргументов старших родственников является мнимое непонимание глухим родителем правил воспитания. Дополняет эту проблему желание бабушек и дедушек реализоваться как полноценные воспитатели на слышащих внуках, ведь в случае с собственным ребенком эта потребность была блокирована языковым барьером.

Дополнительно подключается языковой фактор: старшая семья начинает чувствовать приоритет своих прав на воспитание под предлогом обучения ребенка устному языку. Часто такая установка подкреплена влиянием сторонников орального метода обучения, считающих жестовую речь нежелательной и даже вредной. Однако их аргументация не выдерживает критики. Обширные исследования жестово-устного билингвизма показали, что жестовая речь оказывает только позитивное влияние на коммуникативные навыки в целом и на ряд когнитивных функций [15, 7]. Жестовый язык оказывает благоприятное влияние на развитие детей, в том числе, в системах ранней педагогики его применяют в полностью слышащих семьях [6].

В норме слышащие дети глухих родителей овладевают устным языком в том же возрасте и на том же уровне, как и дети слышащих родителей, если не вмешиваются дополнительные факторы, затрудняющие это обучение. Для развития устной речи достаточно 5-10 часов в неделю, по данным Н. Шифф-Майерса [13]. Дж. Сингельтон и М. Титл конкретизируют: необходимые часы, как правило, очень легко обеспечиваются. Ребенок может получить их в игровых и развивающих группах, при общении со слышащими окружающими [14].

Несомненно, старшая семья должна принимать участие в воспитании ребенка, однако замещение ролей нежелательно и приоритет в воспитании должен оставаться за родителями.

3. Тип «Дети стесняются родителей»

В данном типе мы объединили три тематики нарративов:

а) Дети очень любят своих родителей, но во многих ситуациях стесняются их, дети часто стесняются их, дети переживают, почему у них родители не такие, как у всех;

б) Дети скрывают глухоту родителей;

в) Дети стараются минимизировать контакты родителей со своим социальным окружением.

Обедняющий фактор: дети стесняются глухоты родителей.

В этом типе мы сталкиваемся с явным нарушением отношения детей к родителям, которые в норме предполагают любовь и уважение. Здесь мы встречаем высказывания: «маме я ничего не говорила, а в школе я говорила, что мама прийти на родительское собрание не может, и так каждый раз» (R23), «я не приглашал друзей домой, родители ведь глухие – на жестах разговаривают» (R11). Причиной такого являются отрицательные установки социума относительно глухих, но и отсутствие выстроенной позитивной идентичности внутри самой семьи. Дети очень чувствительны и быстро их усваивают семенные установки, включая скрытые установки.

Предрассудки относительно глухих в обществе имеют место, но дополнительно ситуация усугубляется в случае, когда социальные работники и педагоги поддерживают это отрицательное отношение. Отсутствие признания и уважения к языку глухих родителей – жестовому языку – «является одним из печальных предрассудков, которого придерживаются многие специалисты, работающие с семьями с глухими родителями», отмечают Дж. Сингельтон и М. Титл [14, С. 225].

Этот сценарий детско-родительских отношений так же развивается в случае, когда пренебрежительное отношение к жестовому языку присутствует в семье, а родители считают себя неполноценными, то есть родителям не удается сформировать позитивной самоидентификации как Глухих – носителей уникальной культуры и языка. (В сообществе глухих принято два варианта: «глухой» с маленькой буквы, как констатация состояния слуха, «Глухой» с большой буквы – как позитивная социальная идентичность).

В работе Р. Хоффмайстера описано явление, когда глухие родители усваивают от социального окружения отрицательное отношение к жестовому языку [9]. Причинами отказа от использования жестового языка в семье, согласно данным Дж. Сингельтон и М. Титла, являются: аргументы, что слышащему ребенку жестовый язык не нужен, отрицательные установки относительно жестового языка, родители не хотят, чтобы ребенок стал переводчиком или посвятил свою жизнь работе с глухими [14, C.226]. Однако, в исследовании П. Престона, информанты из числа повзрослевших детей-Кода пожалели, что не овладели жестовым языком в достаточной мере. Они говорили, в первую очередь, о недостатке средств общения, и как следствие, о сокращении и снижении качества общения с родителями [12].

В семьях с позитивной идентичностью как глухих подобного стыда за родителей не существует. У детей, в семьях которых гордятся жестовым языком и культурой глухих, повышается самооценка за счет демонстрации своих знаний редкого языка. Для профилактики формирования «стыд за родителя» необходима как просветительская работа в социуме, с одной стороны, но с другой, так же немаловажной является работа с семьями с глухими родителями, направленная на самопринятие и формирование позитивного самоотношения.

4. Тип «Дети как взрослые»

В данный типе мы объединили три наиболее часто встречающихся отклонения семейного воспитания:

а) Родители с детьми выстраивают отношения «на равных», они становятся друзьями, или выстраивают отношения «братья-сестры». В этом случае идет подмена ролей в семейных отношениях, которая приводит к путанице ролей и потере родителями функций воспитания, наставничества или заботы.

б) Родители испытывают неполноценность в следствие собственной глухоты, а дети, как слышащие, воспринимаются ими как более компетентные. Родители испытывают комплексы по поводу воспитания, стараются не быть строгими, не допускать категоричности, меньше вмешиваться в жизнь ребенка. Это может привести к значительному снижению или потере ими функции воспитания, и ребенок в результате становится «заброшенным».

в) Родители перекладывают на ребенка, как на слышащего, часть обязанностей взрослых, например, используют его как переводчика или посредника при взаимодействии с социумом.

Обедняющий фактор: дети в семье получают обязанности и функции взрослых.

Здесь мы встречаем подобные рассказы: «Отец был очень активным. И когда я приходила домой, меня уже ждал список, кому нужно позвонить и что сказать. Длинный список. А мне было лет 7-8.» (R18), «Мама просила переводить, что про меня скажет классная руководительница. Я переводила по-своему, как мне было выгодно. Все плохое – игнорировала.» (R24).

В подобной ситуации дети сталкиваются со слишком сложными для их возраста проблемами, вынуждены вникать в отношения между взрослыми, часто оказываются свидетелями споров взрослых о собственном воспитании. Кроме того, подобная работа отнимает у них время, которое должно быть потрачено на задачи, соответствующие их возрасту – игры, общение со сверстниками и обучение в школе.

Отчасти такое замещение спровоцировано несовершенством социальных сервисов, в частности, недостаток переводчиков жестового языка. Однако окончательное решение, эксплуатировать ли ребенка в качестве приводчика или посредника, принимается взрослыми.

Заключение

Специфика взросления слышащих детей из семей глухих родителей (Кода) связана с тем, что они находятся как бы между двух миров – миром слышащих и миром глухих, часто являются билингвами. Проблемные моменты социализации проистекают из того, что их глухие родители не воспринимаются обществом «на равных», инвалидизируются. Особую роль в такого рода дискриминации играет непризнание жестового языка как полноценной системы общения и малая информированность общества о жизни и культуре глухих.

Неблагоприятные изменения в семенных отношениях могут проявляться как: доминирование старшей семьи, когда бабушка и дедушка стараются изолировать или увеличивают дистанцию между родителями и детьми; дети начинают стесняться родителей, понимая, что они не такие, как все; родители делегируют детям недетские задачи по решению семейных проблем. Во всех трех случаях значительную роль в неблагоприятных изменениях играет восприятие окружающими глухого родителя как инвалида по слуху, усугубляют ситуацию социальные проблемы использования жестового языка, такие как непризнание его полноценным языком или недостаток коммуникации, возникающий в результате дефицита навыков общения с глухими и недостаточное количество переводчиков жестового языка.


Литература:

1. За жестовый язык. Сборник статей по материалам московской городская научно-практической конференции «Образование и жестовый язык». – М.: 2014. – 568 с.

2. Реут М.Н., Особенности социализации неслышащей молодежи: автореф. дис. … канд. соц. наук. Москва, 2010. – 25 с.

3. Сизова М.А., Взаимодействие родителей с ребенком в семьях с разным типом связи между поколениями // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. Серия: Педагогика. Психология. Социальная работа. Ювенология. Социокинетика. 2011. Т. 17. № 4. С. 206-212.

4. Хохлова А.Ю., Изучение особенностей детско-родительского взаимодействия в семьях глухих и слышащих родителей, воспитывающих глухих детей // Дефектология. – 2007. – № 3. – С. 40-48.

5. Ясин М.И., Отношение глухих и слабослышащих к инклюзивному образованию // Современное образование. – 2016. – № 3. – С. 94-100.

6. Capirci O., Cattani A., Rossini P., & Volterra V., Teaching sign language to hearing children as a possible factor in cognitive enhancement // Journal of Deaf Studies and Deaf Education, – 1998. – Vol. 3(2). – pp. 135-142.

7. Daniels M., The effect of sign language on hearing children's language development // Communication Education. – 1994. – Vol. 43(4). – pp. 291-298.

8. Hadjikakou K., Christodoulou D., Hadjidemetri E., Konidari M., & Nicolaou N., The experiences of cypriot hearing adults with deaf parents in family, school, and society // Journal of Deaf Studies & Deaf Education. – 2009. – Vol. 14(4). – pp. 486-502.

9. Hoffmeister R. J. Families with deaf parents: A functional perspective. / In S. K. Thurman (Ed.), Children of handicapped parents: Research and clinical perspectives. Orlando, FL: Academic Press. – 1985. – pp. 111–130.

10. Moore M., Lane H., For hearing people only. Rochester: Deaf Life Press: 2003.

11. Padden C., Humphries T., Deaf in America: Voices from a culture / Cambridge, MA: Harvard University Press: 1988.

12. Preston P., Mother Father Deaf: Living between sound and silence / Cambridge, MA: Harvard University Press: 1994.

13. Schiff-Myers N., Hearing children of deaf parents. / In D. Bishop & K. Mogford (Eds.), Language development in exceptional circumstances. New York: Churchill Livingstone: 1988. – pp. 47–61.

14. Singleton J. L., Tittle M. D., Deaf Parents and Their Hearing Children // Journal of Deaf Studies and Deaf Education. – 2000. – Vol. 5(3). – pр. 221-236.

15. Sutnab-Kangas T., Linguistic genocide in education or worldwide diversity and human rights? (in press) / Mahwah, New Jersey: Lawrence Earlbaum Associates: 1999.

17 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Психологическое консультирование лиц с нарушениями слуха: постановка проблемы. Ясин М.И. // В сборнике: II Международная конференция по консультативной психологии и психотерапии, посвященная памяти Ф

Коммуникативные барьеры в трудовой адаптации глухих и слабослышащих. Ясин М.И. // В сборнике: Актуальные проблемы гуманитарных и общественных наук. Сборник статей VI Всероссийской научно-практической