• Сибирская Ассоциация

Русский жестовый язык как необходимое условие при инклюзивном обучении в высшей школе

Русский жестовый язык как необходимое условие при инклюзивном обучении в высшей школе / О. А. Варинова // Развитие инклюзивного высшего образования в Сибирском федеральном округе : сб. тр. 1 Всерос. науч.-практ. конф., Респ. Алтай, Чемал. район, с. Чемал, 15-16 дек. 2017 г. – Новосибирск : Изд-во НГТУ, 2018. –С.132-136


Аннотация: в публикации рассматривается русский жестовый язык как язык общения лиц с нарушением слуха, а также его применение в условиях высшего образования при инклюзивной форме обучения.

Ключевые слова: русский жестовый язык, перевод, сурдопереводчик, переводчик русского жестового языка, инклюзивное образование, лица с нарушением слуха, глухие, слабослышащие


В соответствии с Федеральным Законом «Об образовании в Российской Федерации» реализуется концепция инклюзивного профессионального образования. Одной из важных проблем инклюзивного образования является обеспечение доступности образования для лиц с инвалидностью, в частности, для глухих и слабослышащих. Возможные пути решения данных проблем разрабатываются как Министерством образования и науки РФ [6], так и организациями, которые имеют обширный практический опыт.


Глухие и слабослышащие, как никто другой, нуждаются в общении и в получении информации. По данным Всемирной организации здравоохранения 10% населения планеты имеют различные нарушения слуха. При этом около 70 миллионов, по данным Всемирной федерации глухих, являются теми людьми, основным средством коммуникации которых является жестовый язык. По итогам проведенной в России в 2010 году всероссийской переписи населения из 138 миллионов человек, указавших владение каким-либо языком, русским жестовым языком владеет более 120 тысяч человек [4] и эти цифры все равно не отражают реальную картину. Все носители

русского жестового языка являются билингвами – они владеют русским жестовым языком и русским словесным языком, в его устной и письменной форме.


Несмотря на значительное количество носителей, русский жестовый язык долгое время не имел официального признания. Его статус определялся статьей 14 «Обеспечение беспрепятственного доступа инвалидов к информации» Федерального закона от 12.01.1995 г. (в ред. от 09.12.2010 г.) «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», в которой говорилось, что «Язык жестов признается как средство меж-личностного общения». При этом в Федеральном законе от 25.10.1991 г. (в ред. от 24.07.1998 г.) «О языках народов Российской Федерации» прямо сказано, что «Закон <...> не устанавливает юридические нормы использования языков народов Российской Федерации в межличностных неофициальных взаимоотношениях». Другими словами, русский жестовый язык был лишен правового статуса.


30 декабря 2012 г. был утвержден Федеральный закон «О внесении изменений в статьи 14 и 19 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации»». В частности, в статью 14 были внесены изменения, уточняющие статус русского жестового языка и определяющие его как «язык общения при наличии нарушений слуха и (или) речи, в том числе в сферах устного использования государственного языка Российской Федерации» [8]. Таким образом, этот закон гарантирует возможность получения человеком с нарушениями слуха услуг по переводу в органах государственной власти, местного самоуправления, подготовку переводчиков и преподавателей русского жестового языка. И самое главное, что определил этот закон – «при получении образования услуги перевода на русский жестовый язык предоставляются бесплатно, за счет бюджета <…> образовательной организации» [8]. Также в соответствии с нормативными документами 2012 года должность «сурдопереводчик» упразднена [7], а такую функцию как перевод для лиц с нарушением слуха теперь в России осуществляет специалист «переводчик русского жестового языка».


Русский жестовый язык (РЖЯ) – естественный язык, используемый для коммуникации между людьми с нарушениями слуха, проживающими на территории Российской Федерации и, частично, на территории ряда стран, бывших республик Советского Союза [1]. Один жест представляет собой символ, выражающий определенное понятие (одно или несколько слов). Жест представляет собой комбинацию из нескольких компонентов: конфигурация руки, локализация жеста, направление и характер движения, выражение лица и движения тела (так называемый «немануальный» компонент). При изменении лишь одного из компонентов меняется смысл и значение жеста. При этом «немануальный» компонент в жестовом языке играет важнейшую лингвистическую роль, благодаря ему можно отличить утверждение от отрицания или вопроса. Без этого компонента невозможно понять, прямая это речь или косвенная, кто с кем ведет разговор, монолог ли это и т.д. В отличие от словесных языков, которые считаются линейными языками – ведь слова следуют друг за другом, жестовые языки используют пространство, возможно показать несколько жестов одновременно. Это очень важная черта грамматики жестового языка, которая отличается от грамматики русского языка [2]. Несмотря на то, что в его названии присутствует слово «русский», по отношению к русскому словесному языку русский жестовый язык является особым, совершенно самостоятельным языком, со своими собственными законами, лексикой и грамматикой.


Параллельно с русским жестовым языком в социуме российских глухих и слабослышащих используется калькирующая жестовая речь (КЖР), которая отражает грамматические особенности русского словесного языка [1]. Жесты или их комбинации выступают в ней как эквиваленты слов русского словесного языка; порядок их следования соответствует порядку слов в русском языке; грамматическая информация, как правило, передается путем дактилирования (передачи слов/частей слов русского языка при помощи дактилем – жестов, обозначающих буквы алфавита). Калькирующей жестовой речью чаще пользуются позднооглохшие или слабослышащие люди. Из-за отсутствия у русского жестового языка правового статуса, программ государственной поддержки, а также из-за закрытой информации о глухих и слабослышащих людях, в России сформировались глубоко укоренившиеся заблуждения, что этот язык не является полноценной системой коммуникации. Иногда приходиться слышать такую критику в адрес жестового языка – это не язык, так как у него нет письменной формы. Во-первых, с точки зрения лингвистики, письменная форма речи ни в коей мере не может быть доказательством принадлежности к языку. Во-вторых, многие языки мира не имеют письменной формы. А, в-третьих, знание структуры жеста позволяет записывать жесты и жестовые высказывания. Система записи жестов называется нотация или жестовая письменность [2]. Следует отметить, что в последнее время наблюдается рост уважения к русскому жестовому языку, приходит понимание, что именно он представляет собой самостоятельный и уникальный язык, обладающий рядом характеристик, ставящих его в один ряд с другими естественными человеческими языками, тогда как КЖР – лишь вторичная знаковая система коммуникации.


В соответствии с заключением Института языкознания Российской академии наук [5] «… жестовые и звучащие языки принципиально равноправны, их строй значительно отличается. Так русский язык и РЖЯ – это две совершенно разные языковые системы, и вторая (РЖЯ) никоим образом не выводима из первой. РЖЯ ни в коем случае не является жестовой формой русского языка, а представляет собой самостоятельный язык. Полноценная передача информации с РЖЯ на русский и наоборот требует участия профессиональных, специально обученных переводчиков…».


Тем самым, при инклюзивной форме обучения в высшей школе преподавателю, работая с группой, в которой присутствуют студенты с нормой здоровья и студенты с нарушением слуха, нужно знать какие требуются условия для получения качественного обучения. В частности, работая с лицами с нарушением слуха, преподаватель должен учитывать тот факт, что перевод образовательного процесса на русский жестовый язык является теперь необходимым условием, не только в силу законодательства, но и по причине того, что русский жестовый язык является официально признанным родным языком для тысяч глухих и слабослышащих граждан. Основной целью перевода является предоставление равного доступа к информации и коммуникации для всех сторон независимо от того, какой язык (словесный или жестовый) они используют, а также для формирования безбарьерной среды как в условиях официального, так и непринуждённого общения. Так как преподаватели в условиях инклюзивного обучения в высшей школе не владеют русским жестовым языком, данный перевод обеспечивают переводчики русского жестового языка [3]. Организация перевода может реализовываться как через введение в структуру образовательного учреждения высшего образования службы перевода русского жестового языка, или простым введением в штат единиц переводчика русского жестового языка. Это зависит от потребности данного сервиса, т.е. от количества групп, в которых обучаются глухие и слабослышащие студенты. Консультации преподавателей о том, как строить занятия с использованием перевода на русский жестовый язык, также может возлагаться на данную структурную единицу образовательной организации.


При проведении занятий преподаватель, после консультации, планирует и решает на каких этапах занятия ему требуется перевод на русский жестовый язык – в основ-ном это то время, когда используется устная речь. Обязанности переводчика в учебном процессе – это синхронный перевод устной речи преподавателя на русский жестовый язык для студентов с нарушением слуха, владеющих русским жестовым языком.


Задачи переводчика при переводе: выполнять достоверный прямой и обратный перевод, обеспечивая взаимопонимание между студентами и преподавателем; реализовывать точное соответствие перевода устной речи на русский жестовый язык по смысловому содержанию; соблюдать установленные научные, технические и другие термины и определения. В соответствии с нормами профессиональной этики переводчик обеспечивает нейтральное и конфиденциальное посредничество, перевод всего сказанного голосом или жестами в коммуникативной ситуации. Для выполнения данных задач переводчику русского жестового языка необходимо знать и понимать переводимый материал. Выполняя данные задачи, переводчик играет важную роль при получении высшего образования в условиях инклюзивного обучения для студентов с нарушением слуха, обеспечивая понимание изучаемого материала и, самое главное, обеспечивает тот самый необходимый доступ к информации.


Список литературы

1. Буркова С.И. Русский жестовый язык: Общие сведения. [Электронный ресурс] / Корпус русского жестового языка. Русский жестовый язык / С.И. Буркова, руководитель проекта – Новосибирск – 2012–2015 – Режим доступа: http://rsl.nstu.ru/site/signlang – Загл. с экрана;

2. Варинова О.А., Елфимова С.В. Что вы хотите знать о глухих: Учебное пособие. – Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2014;

3. Варинова О.А. «Сурдопереводчик» и «Переводчик русского жестового языка» / О.А. Варинова // Современные формы организации и эффективные технологии обучения и реабилитации лиц с ограниченными возможностями здоровья и инвалидов : материалы науч.-практ. конф. с междунар. участием, Новосибирск, 17–20 окт. 2012 г. – Новосибирск : Изд-во НГТУ, 2012;

4. Владение языками населением Российской Федерации [Электронный ресурс]/ Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/Documents/Vol4/pub-04-05.pdf (дата обращения: 29.11.2017);

5. Заключение учреждения Российской Академии наук «Институт языкознания РАН» № 14405-01-237 от 15.09.2011 г.;

6. Министерство образования и науки РФ «Методические рекомендации по организации образовательного процесса для обучения инвалидов и лиц с ограниченны-ми возможностями здоровья в образовательных организациях высшего образования, в том числе оснащенности образовательного процесса» № АК-44/05вн от 08.04.2014 г.:

7. Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ «Об утверждении Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих, раздел «Квалификационные характеристики должностей специалистов, осуществляющих работы в сфере переводческой деятельности» № 547н от 16.05.2012 г.;



Недавние посты

Смотреть все

Формирование готовности переводчиков русского жестового языка к профессиональной деятельности

Формирование готовности переводчиков русского жестового языка к профессиональной деятельности = Formation the Readiness of Russian sign Language Translators for Professional Activitie / Е. С. Минаева

Требования к профессии переводчика русского жестового языка в современных условиях

Требования к профессии переводчика русского жестового языка в современных условиях / О. А. Варинова // Научные труды центрального научно-исследовательского института русского жестового языка. Перспект

+7 913 895 88 15

©2019 Сибирская Ассоциация переводчиков русского жестового языка. Сайт создан на Wix.com

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now