• Сибирская Ассоциация

Психологическое консультирование лиц с нарушениями слуха: постановка проблемы

Психологическое консультирование лиц с нарушениями слуха: постановка проблемы. Ясин М.И. // В сборнике: II Международная конференция по консультативной психологии и психотерапии, посвященная памяти Федора Ефимовича Василюка. Cборник материалов. Электронное издание. 2020. С. 279-282.


М.И. Ясин (НИУ Высшая школа экономики, Москва), nadsaw@yandex.ru


Аннотация. Статья посвящена доступности психологической помощи для глухих и слабослышащих людей, оценке возможных барьеров на пути к равному доступу к психологическим консультативным услугам. Возможные препятствия обозначаются гипотетически, исходя из обзора литературы и нескольких бесед с представителями сообщества глухих. На основании составленного нами списка возможных проблем возможна дальнейшая эмпирическая проверка ограничений, а также рассмотрения возможности организации безбарьерного доступа к психологической помощи для людей с нарушениями слуха.


Ключевые слова: глухие и слабослышащие, инвалиды по слуху, нарушения слуха, психологическое консультирование, психологическая помощь, организация психологического консультирования, равенство прав, равный доступ.


Значение профессиональной психологической помощи людям хорошо осознается самими гражданами, потенциальными получателями услуг, профессиональными сообществами психологов, педагогов, социальных работников, медицинских и экстренных служб, однако фактическая возможность получить психологическую помощь часто бывает затруднена. Бесплатная психологическая помощь оказывается центрами социальной помощи и телефонами доверия, финансируемыми из бюджета. Однако большая часть консультативных услуг в России производится на коммерческих основаниях самозанятыми психологами-консультантами или в частных психологических центрах.

Согласно расчетам Т.В. Казанцевой и коллег, из тех людей, кто всерьез задумывался о получении психологической консультации, лишь 1/4 реально доходит до кабинета психолога [3]. Причины такого «отсева» не только в нерешительности клиентов, есть ряд вполне объективных сдерживающих факторов, таких как: длительность ожидания в очереди на бесплатное консультирование, доступность цен на платное психологическое консультирование, наличие квалифицированных специалистов в данном населенном пункте, дополнительно следует отметить степень информированности населения о функции психолога и возможности получить консультации. Учитывая вышеперечисленные факторы, можно прийти к выводу, о том, что достаточное количество барьеров может встретится на пути к кабинету психолога.

В данной статье речь пойдет о специфической группе населения – людях с нарушениями слуха. Глухие и слабослышащие довольно часто исключаются из социальных практик, в силу непринятия специфики их языковой коммуникации слышащими людьми [10]. Слышащему миру оказывается сложно находить язык с людьми с нарушениями слуха, соответственно они стараются избегать такого контакта, решать проблемы глухих и слабослышащих без участия самой социальной группы, «инвалидизировать» их как группу и оказывать помощь в патерналистском стиле [2]. Современное общество постепенно отходит от подобных дискриминационных моделей, хотя путь к действительно полному принятию людей с нарушениями слуха оказывается достаточно долгим и сложным [2, 5].

Начиная разговор о доступности психологической помощи людям с нарушениями слуха, хотелось бы сразу подчеркнуть, что психологическое консультирование по большей части имеет форму устного диалога, однако в случае с глухими и слабослышащими этот контакт затруднен и чаще всего опосредован переводом, что является основным, но не единственным источником затруднении при оказании психологической помощи этой социальной группе.

Следует сделать примечание, что в статье речь пойдет о тех случаях, когда у человека сильно затруднено восприятие устной речи даже при наличии слуховых аппаратов. Согласно самоопределению глухих и слабослышащих, люди, которые могут разбирать устную речь в слуховом аппарате, без опоры на визуальный ряд (артикуляцию), в мире глухих считаются «слышащими», так как аппарат полностью компенсирует дефекты слуха. Своеобразная демаркационная линия проводится глухими и слабослышащими так: если человек может разговорить по телефону в слуховом аппарате значит, «не глухой». [1, 4, 5]. Сложности коммуникации возникают в тех случаях, когда человек с нарушениями слуха не может разобрать устную речь. У слышащих людей есть иллюзия того, что все глухие «умеют читать по губам», однако эффективность этого метода порядка 60% информации в самых хороших условиях [6]. Большая часть людей с серьезными нарушениями слуха предпочитает, как средство коммуникации, жестовый язык.

Специфике психологической работы с лицами с нарушениями слуха посвящено крайне небольшое число публикаций, большая часть из которых касается специфики психологических проблем, проистекающих из особенностей развития и социализации. Проблеме коммуникации в процессе консультации – только единицы работ, однако в них намечены некоторые значительные отличия консультирования людей с нарушениями слуха.

В данной статье делается попытка наметить некоторые специфические условия доступа людей с нарушениями слуха к психологическим услугам, включая отличия процесса психологического консультирования. Работа позволит наметить направления для последующего более глубокого изучения этих аспектов, что в конечном счете подведет нас к более глубокому пониманию технологии консультирования людей с нарушениями слуха.

Люди с нарушениями слуха нуждаются в психологической помощи в также часто (в процентном соотношении), как и люди с нормальным слухом, отмечает М.К. МакЭнти [9]. Однако у людей с нарушениями слуха гораздо меньше шансов ее получить, особенно услуги высокого профессионального уровня. Ссылаясь на данные других научных источников, автор приходит к выводу, что шансы глухого попасть к специалисту-психологу, оцениваются от 2 до 15 % от числа тех, кому они необходимы. (Напомним, что у людей со здоровым слухом эта цифра оценивается порядка 25%, то есть в несколько раз больше [3]). Однако следует учитывать разницу социального контекста – исследование М.К. МакЭнти проводилось в США и касается статистик конца 80-х, начала 90-х годов). Проверка психологических сервисов, заявивших, что они готовы работать с людьми с нарушениями слуха, показала, что по факту только 13% имеют представления о специфике работы с глухими и слабослышащими. [9].

Обзорная работа, выполненная И.Дж. Гилл и Д.Р. Фокс, позволила выделить несколько факторов, от которых сильно зависит коммуникация между консультантом и клиентом с нарушениями слуха [8]. Авторы отмечают, что все выделенные факторы имеют самое прямое отношение к тому, как складывается терапевтический альянс. Преграды к формированию хорошего альянса авторы статьи сводят к практикам использования жестовой речи и общению через переводчика жестового языка. Этими факторами являются: сами терапевтические отношения, включая вопросы обслуживания; общение клиента с другими работниками; общение между терапевтом и клиентом; незнание того, как клиент воспринимает чувства терапевта; проблемы, связанные с участием переводчика; влияние семьи и друзей. И.Дж. Гилл и Д.Р. Фокс отмечают, что эти факторы не способствуют беспрепятственному формированию хорошего альянса, они отмечают ряд проблем, которые возникают при общении терапевта и клиента с нарушениями слуха. [8].

К.Б. Кохен отмечает, что при консультировании глухих и слабослышащих необходимо, чтобы психолог-консультант или терапевт понимал и учитывал культурную специфику своего клиента [7]. Отличие культуры глухих от культуры слышащих отмечалось и изучалось, начиная с 50-60 годов XX столетия, в настоящий момент наличие культурной специфики сообщества глухих уже является доказанным, подробно рассматриваются лишь частности и их влияние на те или иные аспекты жизни [2, 4, 10]. Глубокое понимание специфики культуры сообщества глухих необходимо в терапии и для развитии доверия, и для лучшей работы с запросом клиента, так как без знания культурной специфики консультантом могут быть не поняты основы житейской проблемы или внутреннего конфликта. К.Б. Кохен отмечает также наличие интрапсихической социальной стигмы глухоты и наличие конкретных проблемы развития и социализации, которые в конечном итоге влияют на личность и самосознание, что также необходимо учитывать в психологической работе. [7]. Однако работа К.Б. Кохена является весьма обобщенной, так как наряду с психологическим консультированием в ней обсуждаются социальная работа и помощь соцработника как консультанта. Акцент в работе сделан на восприятии культуры глухих и умение консультанта работать в культурном контексте. Однако другим вопросам консультирования людей с нарушениями слуха посвящено не так много внимания.

Знакомство с зарубежными источниками, личный опыт взаимодействия и беседы с несколькими экспертами (глухими, носителями культуры глухих и жестового языка), позволило нам выделить несколько направлений поиска, где возможно было бы обнаружить отличия работы с клиентом с нарушениями слуха от работы с клиентами с ненарушенным слухом. Мы предполагаем, что систематическая практическая проверка по нашему перечню возможных отличий могла бы выявить все специфические моменты и послужить основой для выработки практических рекомендаций по организации психологической помощи для глухих и слабослышащих.

На наш взгляд, основные проблемы доступности, или барьеры, оказания психологической помощи глухим и слабослышащим, можно разбить на несколько групп:

- организационные;

- информационные;

- коммуникативные;

- методологические;

- финансовые.

К организационным относится ряд вопросов, касающийся того, где можно получить психологическую помощь, можно ли там же получить и услугу перевода на жестовый язык, либо следует согласовывать отдельно заказ услуг переводчика, какие разновидности психологической помощи доступны. Так, доступна ли экстренная психологическая помощь, доступна ли дистанционная форма, индивидуальные консультации, групповые тренинги, продолжительная терапия.

Информационный блок включает вопросы о доступности психологического просвещения, лекционных и популярных форматов, дополнительного образования и в целом наличие доступной информации о вопросах, с которыми необходимо или желательно проконсультироваться у специалиста. Сюда также может входить вопрос об образе психолога и представлениях о характере его работы, так как от осведомленности людей в обществе о психологических услугах и вопросах, решаемых специалистом-психологом, зависит и практики обращения и характер первичного запроса и ожидания от терапии.

Блок коммуникативных проблем, на наш взгляд, самый обширный и сложный. Сюда включены вопросы о технологиях доступа к услугам переводчика жестового языка, качестве перевода, этике консультативной и переводческой практики и ее соблюдении, но также и ряд вопросов о полноте передачи информации между клиентом и психологом, удобстве и темпе прохождении информационного потока. На пробной консультации через переводчика мы обнаружили, что затруднена передача обратная связь. В частности, паравербальная и невербальная, особенно важная для некоторых видов терапии. Изучение коммуникации между людьми, использующими жестовый язык и устную речь – одно из перспективных направлений «изучения глухоты» (Deaf studies), но на сегодняшний день информации в этой области крайне не хватает, особенно в приложении к психологической консультативной практике.

Методологические проблемы доступности включают подготовленность психолога к работе с глухим или слабослышащим, понимание специфики коммуникации и культуры, особенностей жизненного пути, воспитания и образования, организацию и специфические методические приемы работы с людьми с нарушениями слуха. Как было показано в работе М.К. МакЭнти, уровень фактической готовности может отличаться от психологической готовности психолога работать с запросом глухого или слабослышащего клиента.

Финансовые барьеры включают вопрос о том, из каких источников будет производиться финансирование такой консультативной услуги, доступно ли и в какой мере доступны коммерческие услуги для глухих и слабослышащих, какие дополнительные расходы нужны для обеспечения доступа для глухих и слабослышащих к уже имеющимся источникам психологической поддержки.

Список возможных проблем был составлен для дальнейшей практической проверки фактической доступности психологической помощи для глухих и слабослышащих. Дальнейшая работа над темой позволит сделать психологическую помощь более доступной, тем самым выполнив гуманистический принцип равенства прав и возможностей.


Литература:

1. Базоев В. З., Паленый В.А. Человек из мира тишины. - М.: Академкнига, 2002. - 815 с.

2. Большаков Н.В. От девиации к идентичности: трансформация научных подходов к пониманию глухоты // Журнал социологии и социальной антропологии. 2016. Т. 19. № 2. С. 159-173.

3. Казанцева Т.В., Антонова Н.А., Ерицян К.Ю. Обращение за профессиональной помощью в сфере психического здоровья: концептуализация понятия и анализ предикторов // Петербургский психологический журнал. 2019. № 28. С. 88-117.

4. Комарова А.А. Особенности сообществ глухих // В книге: Современные аспекты жестового языка. - М.: ВТИИ, 2006. с. 120–129.

5. Ясин М.И., Бажданова Ю.В. Проблемы толерантного отношения к инвалидам по слуху // В сборнике: Толерантность как базовый принцип формирования эффективной молодежной политики в области науки и образования в России и за рубежом. Сборник докладов и статей участников Молодежного форума, посвященного Международному дню толерантности. Под общей редакцией Н.А. Казаковой. 2017. С. 54-62.

6. Chung J.S., Senior A., Vinyals O., Zisserman A. Lip Reading Sentences in the Wild. IEEE Conference on Computer Vision and Pattern Recognition (CVPR). - Honolulu: Hawaii, 2017. P. 3444–3453.

7. Cohen C.B., Psychotherapy with Deaf and Hard of Hearing Individuals // Journal of Social Work in Disability & Rehabilitation, 2003. Vol. 2 (2-3). Р. 23-46.

8. Gill, I.J., Fox, J.R.E. A qualitative meta-synthesis on the experience of psychotherapy for deaf and hard-of-hearing people // Mental Health, Religion and Culture, 2012. Vol. 15(6). Р. 637-651.

9. McEntee, M.K. Accessibility of mental health services and crisis intervention to the deaf //American Annals of the Deaf, 1993. Vol. 138 (1). Р. 26-30

10. Skutnabb-Kangas T. Human Rights and Language Policy in Education. In: S. May, N. Hornberger (eds.) Language Policy and Political Issues in Education, Volume 1 of Encyclopedia of Language and Education. - New York: Springer, 2008. Р. 107–119.

6 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Коммуникативные барьеры в трудовой адаптации глухих и слабослышащих. Ясин М.И. // В сборнике: Актуальные проблемы гуманитарных и общественных наук. Сборник статей VI Всероссийской научно-практической

Предпочтительные способы коммуникации с человеком с нарушением слуха без знаний русского жестового языка в отсутствии переводчика